Жажда 2009



Уважаемый и любимый прихожанами священник добровольно соглашается на медицинский эксперимент, в результате которого он непредвиденно становится вампиром. Физические и психологические изменения приводят к тому, что герой вступает в порочную связь с уставшей от рутинной жизни женой лучшего друга. С каждым днем вампиру-священнику все труднее сохранять в себе что-то человеческое…

Уважаемый и любимый прихожанами священник добровольно соглашается на медицинский эксперимент, в результате которого он непредвиденно становится вампиром. Физические и психологические изменения приводят к тому, что герой вступает в порочную связь с уставшей от рутинной жизни женой лучшего друга. С каждым днем вампиру-священнику все труднее сохранять в себе что-то человеческое…

Рецензия

Самый трогательный и по-хорошему сентиментальный фильм про пару симпатичных вампиров, который мне удалось посмотреть за последние несколько лет — это, безусловно, Жажда Чхан-ук Пака. За основу, как известно, взят роман Золя «Тереза Ракен», с которым фильм, на первый взгляд, имеет мало общего, кроме сюжетной канвы. На самом деле сходство гораздо глубже. Весь фильм пронизан жестким натурализмом, родоначальником которого является французский писатель. Некоторые могут посетовать, что у Чхан-ук Пака его слишком много. Гноящиеся язвы, кровь, хлещущая из горла через флейту, посиневший и раздутый труп утопленника, оторванный кусочек уха, сопли сына-идиота, кипельно-белые стены в кровоподтеках — эти и многие другие моменты роднят изобразительную манеру корейского режиссера и французского «вождя» натуралистического движения.

Вообще в фильмах о вампирах на первый план уже давно выходит любовная линия. Чхан-ук Пак осваивает, по сути, классический сюжет: отношения двух разнополых героев-антогонистов. Священника, который перестал быть человеком, превратился в живого мертвеца, но сохранил в себе человеческие качества — нежность, заботу о благе ближнего, способность чувствовать и любить. И молодой девушки, у которой нет и не было никаких чувств, одни звериные инстинкты. Чтобы спасти ее, священник идет на преступление. Потом в ужасе понимает, кем на самом деле является его любимая, которую он так старательно оберегал. Герой Кана Сонга до последнего вздоха продолжает бороться со своей второй натурой, которую он «приобрел» в качестве вампира. Мертвец борется за жизнь, живой сеет вокруг себя смерть и разрушение. Как ни странно, белые начинают и выигрывают, по крайней мере, в моральном плане. Несмотря на ожидаемый фирменный чханукпаковский финал.

Отдельно хочется сказать об операторской работе — она выше всяких похвал. Мне очень повезло, потому что удалось увидеть фильм на большом экране. Все актеры выложились на сто процентов. Невзирая на обилие сцен насилия и откровенной эротики, зал часто смеялся — настолько комичными были многие моменты. В основном, они касались как раз изображения «вампирского быта», так что любители этого жанра могут в фильме разочароваться. На самом деле, вампиры в фильме вышли странноватые, этакие чудики. Режиссер уж точно своих героев не романтизирует и не демонизирует, как это принято у его европейских коллег.
————————————————————————————-
Последний фильм Пака, обласканного критиками за трилогию о мести, напоминает свадебный торт: многоуровневый, вычурный, богато украшенный, причем, не все украшения съедобны. Мастер ошеломляющих сюжетных ходов и потрясающий фантазер, на это раз Пак не смог взяться за ножницы и, слегка поправив готовую ленту, выдать на суд зрителей новый шедевр. Разумеется, сейчас хронометражем в два часа никого не испугаешь, но стройности в `Жажде` нет. Плюс это или минус?

Сюжет: священник Сан-хо идет добровольцем на испытания нового вируса. На двенадцатой минуте фильма главный герой умирает, а потом оказывается единственным выжившим подопытным. У священника появляются поклонники и, благодаря славе, Сан-хо встречается с друзьями детства. Тем временем болезнь овладевает его организмом, начиная требовать крови.

Глядя на экран, не устаешь восхищаться одному качеству режиссера — смелости. Он делает свои фильмы так, словно до него никто не снимал вовсе, отметает причины и следствия, здравый смысл и логику ради красивых кадров и со вкусом поданных ситуаций: здесь и способ насыщения кровью, и прыжки по крышам, и камень на утонувшем шкафе, и финальная сцена, раскаленная докрасна. То, что Пак умеет удивить — бесспорно, но ошеломляющего открытия или удивляющего поворота от `Жажды` ждать не стоит. Автору не важно — почему. Главное — как. Одна из сцен поражает наглостью: Сан-хо читает молитву над умирающей женщиной. Умирает она от потери крови, причем кровь льется на операционный стол. Рядом со священником стоит медсестра. Не думаю, что в цивилизованной стране врач может позволить себе умирать человеку, не пытаясь помочь. Подобных несуразностей в фильме достаточно.

Теперь о конструкции. Уровень первый — вампир. В списке кровопийц пополнение: страдающий священник, получивший проклятие за то, что хотел совершить добро. От ужасающего графа Орлока (Макс Шрек) до сияющего в солнечном свете Эдварда Каллена (Роберт Паттинсон) жанр вампирского кино эволюционировал и дошел до носферату, который мучим рефлексией на каждый поворот мутации, в том числе — метаморфозами чувств. Подобный герой уже появлялся на экранах — Луи (Брэд Питт) в `Интервью с вампиром`, но Пак позволяет герою открыть для себя сладость греха.

Второй уровень фильма — адюльтер. Сан-хо, увидев жену друга детства, влюбляется на всю жизнь. Кроме того, что в нем пробуждается враждебная природа, его душу раздирает неизведанное ранее противоречие. Здесь режиссер предстает виртуозом: постельные сцены сняты холодным взором, они поданы, как дешевый балаган, и подробности не смакуются, а раскладываются, словно кубики с буквами и рисунками. Пак — не самоучка, уроки кинематографа он знает, к тому же, вслед за сценами с судорогами любовников идут сцены, в которых царит ужас.

Третий уровень — борьба. Здесь вампиризм вторичен, Пак показывает сражение между Мужчиной и Женщиной, и Женщина вмещает в себя океаны злобы и хитрости. Вспоминается `Война Роз`, где ни одна сторона не может дать слабины. Убийства и смерти сняты на уровне цинизма Ханеке: ой, смотрите, как крошатся и мнутся одуванчики, когда их головы сносит прутом мальчишка на лугу! Но Пак этим и прославился: он не культивирует насилие, а разоблачает его, но лишь сейчас сквозь его смелость, которую в свое время отметил Тарантино, проглядывает мудрость.

`Жажда` — три фильма в одном: экзистенциальная драма, мелодрама и ужастик с элементами `черной` комедии. Пак, ныряя из жанра в жанр, показывая зрителю одно экзотическое представление за другим, затуманивает разум, отвлекает от стержня картины вкусными мелочами, кровью на белом фоне (а как же без этого?), спецэффектами и завихрениями сюжета. Мысль одна: натуру человека не изменить, мы рождаемся с заданными Б-гом (или природой) характерами и те ведут нас по линиям судьбы, давая задания и подкидывая вопросы. Кровь — важная штука, как ни крути, но здесь она касается лишь жажды. По Паку — это всего лишь потребность, и сильный дух сможет пройти испытание.

PS. `Жажду` лучше смотреть на большом экране. Чтобы у вас не возникло соблазна поставить фильм на паузу и передохнуть.

Нравится Жажда 2009? Поделись с друзьями!