Последний танцор Мао



Драма «Последний танцор Мао» (Mao`s Last Dancer) создана по мотивам автобиографии артиста балета Ли Кунксина. Мальчик имел китайско-австралийское происхождение. Родился он в нищете, в районе города Циндао провинции Шаньдун КНР. Еще в детстве, в возрасте 11 лет, Ли был увезен из родной китайской деревеньки делегатами мадам Мао и доставлен в Пекин, в Академию танца. Там мальчика стали обучать балетному искусству.

Изнурительные ежедневные тренировки по 16 часов могли сломать кого угодно, но Ли выдержал все и стал искусным танцором. В 1979 году по культурному обмену Ли попал в Техас, где повстречал свою большую любовь, американскую танцовщицу Элизабет Макки. Чтобы Ли мог остаться в США, во избежание депортации они заключили брак. Но танцора неудержимо влекло на Родину. Когда Ли попытался вернуться в Китай, чтобы навестить семью, его задержали. В итоге Ли было разрешено остаться в США, но артиста лишили китайского гражданства.Драма «Последний танцор Мао» (Mao`s Last Dancer) создана по мотивам автобиографии артиста балета Ли Кунксина. Мальчик имел китайско-австралийское происхождение. Родился он в нищете, в районе города Циндао провинции Шаньдун КНР. Еще в детстве, в возрасте 11 лет, Ли был увезен из родной китайской деревеньки делегатами мадам Мао и доставлен в Пекин, в Академию танца. Там мальчика стали обучать балетному искусству.

Изнурительные ежедневные тренировки по 16 часов могли сломать кого угодно, но Ли выдержал все и стал искусным танцором. В 1979 году по культурному обмену Ли попал в Техас, где повстречал свою большую любовь, американскую танцовщицу Элизабет Макки. Чтобы Ли мог остаться в США, во избежание депортации они заключили брак. Но танцора неудержимо влекло на Родину. Когда Ли попытался вернуться в Китай, чтобы навестить семью, его задержали. В итоге Ли было разрешено остаться в США, но артиста лишили китайского гражданства.

Рецензия

Его отобрали, наверное, одного на сто миллионов, из самых глубин провинциального Китая, деревенского мальчика одиннадцати лет, взятого от семьи, чтобы в столичной академии учиться балетному мастерству, оставляя родителям гордость за причастность к будущему пролетарского движения и облегчение от мысли о сытой и обеспеченной жизни одного из своих шести сыновей.

Экранизация автобиографического романа проживающего в Австралии популярного танцовщика и общественного деятеля китайского происхождения Ли Цунсиня, охватывает историю его жизни, профессионального роста и международного признания, которое развело судьбу артиста и господствовавший на родине коммунистический строй, перековав надежду партии в предателя идеалов, гордость нации — в невозвращенца, продавшегося классовым врагам.

Фильм точно следует периодам жизни главного героя, отделяя детство, юность и раннюю молодость, счастливый выбор случая, оттачивание характера у балетного станка, первый сценический успех и знакомство с американским знатоком искусства, стажировку в Хьюстоне и покоряющую свободу выбора, вызвавшую отторжение регламентированных партией обязательных норм.

Лента успешно совмещает время и место, прокладывая сюжету путь через строящихся колоннами людей, одетый во френч, марширующий Китай, в «школу танцев», где красота движений противостоит директиве, а творческую инициативу душит наказание и неизбежный арест, сводит вместе порывы души и удачные совпадения, открывающие призвание молодого артиста служить балетному мастерству. Для каждого периода истории находятся точные детали: порядок отношений, уклад жизни, пропагандистская демагогия и «перегибы на местах». К первому профессиональному успеху примешивается романтическая связь, музой вдохновляя артиста на творческий подъём.

Приглашённые на роль главного героя актёры, несмотря на некоторые несовпадения внешности идеально передают образ и характер своего персонажа: распахнутым взглядом юного гимнаста Вен Бин Хуанга, порывистой эмоциональностью начинающего танцовщика Шенгву Гуо и полновесной внутренней силой и физической мощью настоящего мастера — премьера Бирмингемского Королевского балета Ши Цао, специально взявшего полугодовой перерыв, чтобы танцевать и играть роль в этом кино.

Так, к исторической и политической точности добавляется конкретика настоящего таланта, неподдельная сила танца, составлявшего цель и смысл жизни признанного танцовщика, часть его существа, без которой невозможно представить мощь настоящего таланта, для описания которого просто не хватит слов.

Хореографические фрагменты слиты с общей повествовательной канвой, придавая и без того выразительному действию предельно яркий и точный эмоциональный окрас, притягивая внимание силой идеально выполненных вариаций от классического Дон Кихота до изысков современной хореографии. Запечатлённые камерой, показанные во всей красе и блеске живого исполнения, они, как того добивались авторы, заставляют вспомнить о феерическом и танце Барышникова, сравнения с которым выдержит далеко не каждый ныне танцующий гражданин.

Обойдя политические углы, окончательное решение перебежчика проходит не по партийно-идеологической линии, а на рубеже свободы творчества, оставляя партии подозрение, что от свободы ног до вольнодумства — всё тот же один шаг. Шаг, разлучивший со страной и близкими, вечным запретом записав «своего» к «чужим», как это было с нашими Нуреевым, Барышниковым и Годуновым. Как оказалось, не навсегда.

Позже Ли Цунсин написал о себе книгу, а признавшие его сограждане, в лице австралийского режиссёра Брюса Бирсфорда, и благодарные соотечественники, в лице урождённых китайских парней, исполнивших главную роль, переложили успешную прозу в гармонично сложенный фильм, где торжество искусства обрамляет драматический прощальный изгиб горькой судьбы, яркость танца поднимает вольный дух, а твёрдость воли крепит стойкость перед страхом безвозвратных потерь, оборачиваясь эффектным рассказом, почти не похожим на искусственную жизнь.

Нравится Последний танцор Мао? Поделись с друзьями!