Триумф воли



В фильме показан съезд НСДАП в Нюрнберге в 1934 году, речи Гитлера, Геббельса и других идеологов нацизма. Смонтированный фильм был революцией в сфере техники съемок. Режиссер фильма Лени Рифеншталь использовала 30 камер и 120 ассистентов. В результате получился выдающийся документальный фильм — самый популярный пропагандистский фильм в истории.Рейтинг КиноПоиска: 8.076 (938)
Рейтинг IMDB: 7.60 (7 173)

В фильме показан съезд НСДАП в Нюрнберге в 1934 году, речи Гитлера, Геббельса и других идеологов нацизма. Смонтированный фильм был революцией в сфере техники съемок. Режиссер фильма Лени Рифеншталь использовала 30 камер и 120 ассистентов. В результате получился выдающийся документальный фильм — самый популярный пропагандистский фильм в истории.

Рецензия

Этот фильм я посмотрела даже не столько из интереса к истории, пусть этот ее промежуток мне весьма интересен, а чтобы увидеть «самый лучший документальный фильм в истории». Признаться, я думала, что сейчас, когда кинематограф все больше совершенствуется в техническом плане, фильм фрау Рифеншталь едва ли может впечатлить. Однако, как выяснилось во время просмотра, «Триумф воли», несмотря на то, что прошло уже много лет, художественной ценности не утратил и смотрится все так же завораживающе.

Казалось бы, на что там смотреть: всего лишь однообразные речи членов НСДАП, которые можно с легкостью представить в устах лидеров РСДРП, заменив лишь прилагательное «немецкий» на «советский», но работа режиссера, оператора и монтажиста так гениальна, что два часа проходят практически незаметно.

Стоит также заметить, что в «Триумфе воли» нет призывов к насилию или даже к национальной розни, зато во всех речах восславляется арийская раса и Германия, так что, пусть фильм безгранично патриотичен, он не пропагандирует национализм и фашизм. Я была поражена увидев лица людей, стоящих в толпе и слушающих речи Гитлера, Геббельса и других: на лице благоговение, взгляд по-настоящему зачарованный. Также и изумляет картина появления Гитлера перед народом: все вопят в экстазе, военные пафосно вытягивают руки, а Гитлер так небрежно помахивает им рукой… В любом случае было интересно посмотреть съезд партии в 1934 году — все-таки отражение одной из самых знаменательных эпох в мировой истории.

Вывод прост: «Триумф воли» обязателен к просмотру всем уважающим себя киноманам, так как этот фильм стал новой вехой в развитии мирового кинематографа, являя собой один из непревзойденных шедевров, и стоящий, пожалуй, в одном ряду с работами Эйзенштейна, а также рекомендуется всем, кто интересуется историей Второй Мировой войны. К тому же, на мой взгляд, это лучший фильм Великой Лени Рифеншталь.
————————————————————————————-
4 сентября 1934 года, через 20 лет после начала мировой войны, через 16 лет после начала страданий немецкого народа, через 19 месяцев после начала возрождения Германии. Сквозь кучевые облака, над водами Пегница и красной черепицей крыш, и. о. Сатаны летит в Нюрнберг, чтобы встретиться со своими верными соратниками. Бонзы нацизма торжественно следуют главными улицами, добродушные бюргеры кидают зиги, Альбрехт Дюрер волчком вертится в гробу. Вот кошка на фоне свастики, вот свастика на фоне кошки, вот воодушевляющая музыка, вот архитектурные красоты, вот Йозеф Геббельс вещает про яркое пламя энтузиазма и пользу государственной пропаганды. И грандиозное ночное шествие меняется панорамными палатками, начиненными немецкой молодежью; и бэкграундом хемингуэевской печалью бьет набат; и птенцы гитлерюгендовы заразительно смеются и дурачатся; и приличные люди в штатском горячо аплодируют речам Рудольфа Гесса. Перекличка товарищей из DAF предваряет дешевые крики Гитлера; дешевые крики Гитлера предваряют трубачей и барабанщиков; трубачи и барабанщики предваряют трепет стягов на ветру; стяги предваряют мерзкого фон Шираха; мерзкий фон Ширах предваряет очередные дешевые крики Гитлера.

Рифеншталь, сама того не желая, дотошно и мастерски рисует зрителю краткую историю одного помешательства в лицах — от могилы Гинденбурга к штурмовым отрядам, от штурмовых отрядов к марширующим солдатам, от марширующих солдат к финальной истерике. Кошмары вышагивают бодрым строем, летучая камера фиксирует народный трепет, журнал «Time» обозначает людей года, сухая хроника демонстрирует зверства концентрационных лагерей. Сырая ночь пропитана жутчайшей жутью, невостребованная авадана исполнена мрачнейшего мрака, уроки истории покрыты толстым слоем затхлой чердачной пыли, галька дежурных покаяний буднично низвергается в Маракотову бездну. Чух-чух-чух, паровоз человеческого скотства пыхтит прямиком в ад, со всеми остановками. Чух-чух-чух, оставь надежду всяк сюда входящий. Позади ночь длинных ножей, впереди нюрнбергские расовые законы, разбитые витрины, окончательные решения и мировая война. И посреди всей этой мерзости высится «Триумф воли»; пропаганда, что обернулась предупреждением; темнейший бриколаж Чехова и Баума, где стакан пуст не наполовину, а вовсе полностью.

Это кино про вишневый сад нацизма, про родной шкафик старушки Лени, про времена, когда рейх казался тысячелетним, а от неприятных мыслей можно было отмахнуться во имя собственного спокойствия. Кино о том, что рано или поздно вишневый сад вырубят и застроят полезные площади дачами, но никто не вынесет из этого ни малейшего урока. Кино о Фирсах, чья жизнь проходит, словно они и не жили. Это кино о мощеной желтым кирпичом дороге вникуда и Изумрудном городе, улицы которого залиты кровью. Кино о хитрых наперсточниках, работающих удивительными волшебниками. Кино о том, что мозги с отвагой не раздают на ярмарках. Кино о стране Оз, отражающейся в кривых зеркалах страшной реальности. Кино о людях, что вечно ищут возможности обмануться яркими фантиками величия. Кино о том, как художники плодят на земле волков и учат вилять хвостом. Ну а то, что придется потом платить — так это, поймите, потом.

Потом будет нюрнбергский трибунал, потом последуют малые судебные процессы, потом произойдет общая денацификация. И добродетельная общественность справедливо затравит всех причастных к НСДАП, и Рифеншталь придется оставить кино в пользу фотографии, но и там она не найдет покоя. Публика увидит Гитлера и в нубийцах, и в рыбах, и в мемуарах, а сам фашизм будет восприниматься мертвым солдатом из легенды Брехта, беспримесным и абсолютным злом, случайно поглотившим добропорядочных европейцев. И не беда, что те европейцы за обе щеки уплетали амброзию сладчайшего конформизма и наплевательства. И не беда, что ужасен не дохлый солдат, а общество, породившее его. Шумливой толпою прикрыт его путь, кругом загорожен солдат, вы сверху могли б на солдата взглянуть, но сверху лишь звезды глядят. Не в звездах, нет, а в нас самих ищи причину, что ничтожны мы и слабы, любезный мой читатель.

Нравится Триумф воли? Поделись с друзьями!